?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Кардинал перебил его. "Нам не думается, что господину Сан Патрицио
полезно знать на данный момент что-либо еще, Кольбер. Устройте так, чтобы
дополнительные разъяснения он получил по дороге в Амстердам. После чего уже
не нам будет вместно поучать его, а ему, уповательно, учить нас. Дело в том,
дорогой Сан Патрицио, что Кардинал, око которого проницало и проницает --
понадеемся, и долго еще впредь -- значительно далее нашего ока,
заблаговременно создал сеть доверенных осведомителей, которые оседают в
заграничных странах, наведываются в порты, беседуют с капитанами,
отправляющимися в путешествия или возвращающимися из них, дабы знать, что
предпринято и что известно иным правительствам, но еще не известно нам,
поскольку -- и это мне кажется очевидным -- государство, которое разрешит
загадку долгот и предотвратит огласку этого решения, получит великое
преимущество перед остальными. В данное время, -- и тут Мазарини выдержал
новую паузу, снова расправив усы, а затем сопрягая ладони, будто для
сосредоточения и в то же время для обращения за поддержкой к небесам, -- в
данное время мы узнали, что английский лекарь доктор Берд испытывает новый и
остроумнейший способ вычисления меридиана, с употреблением Симпатического
Порошка. Как это делается, любезнейший Сан Патрицио, вы не должны спрашивать
у нас, поелику я знаком лишь с отзвуком наименования этого дьявольского
средства. Мы доподлинно знаем, что в историю замешана эта симпатия, но не
имеем представления, что за метод использует доктор Берд, и наш
осведомитель, разумеется, нетверд в изощрениях натуральной магии. Однако
сведения гласят, что английский адмирал оборудовал для Берда судно,
направляющееся в тихоокеанские воды. Задание настолько щекотливо, что
англичане не рискуют посылать корабль как собственный. Он приписан
голландцу, с виду чудаку, мечтающему повторить путь двоих соотечественников,
которые четверть века тому обнаружили новый, в дополнение к Магелланову
проливу, проход между Атлантическим и Тихим океанами. Но поскольку стоимость
авантюры такова, что наводит на мысль о целенаправленном финансировании,
голландец прилюдно грузит товары и надсадно вербует пассажиров, как будто
хлопоча об оправдании расходов. Среди пассажиров, как бы случайно, на этом
корабле отплывают доктор Берд и трое ассистентов, выдающих себя за
собирателей экзотических растений. На самом же деле они являются
распорядителями экспедиции. Среди пассажиров будете и вы. Сан Патрицио. Все
формальности уладит наш человек в Амстердаме. Вы будете из савойского
дворянства, преследуемый законом по всему свету и почитающий благом убраться
на продолжительное время с суши на море. Как видите, вам даже не придется
грешить против истины. Имея хилое здоровье -- и вы на самом деле слабы
глазами, как нам подсказывают, -- будете постоянно находиться с примочками
на лице. Выбираясь из каюты, не сможете видеть далее носа. Рассеянно бродя
без всякой цели, будете держать глаза в готовности и уши начеку. Нам
известно, что английский язык вы изучали. Сделаете вид, что его не знаете,
таким образом враги станут свободно переговариваться в вашем присутствии.
Если кто-то на борту понимает итальянский или французский, задавайте вопросы
и запоминайте ответы. Не гнушайтесь выведываньем у дюжинных людей, они за
пару монет выложат вам все печенки. Но не сорите деньгами, пусть это
выглядит подачкой, а не платой, иначе возникнет подозрение. Не задавайте
вопросов прямо. Спросивши сегодня, попытайтесь разузнать то же самое и
завтра, но любопытствуйте другими словами. Проверяйте, не солгали ли вам,
выявляйте расхождения. Дрянные люди быстро забывают свое бахвальство и через
день выдумывают прямую противоположность. К тому же лгуны опознаются. При
улыбке у них на щеках ямочки, а ногти они носят самые короткие. Не работайте
с людьми невысокого роста, они лгут для самоутверждения. В любом случае,
ваши беседы будут кратки. Не выказывайте удовлетворения. Единственный, с кем
вам нужно говорить как можно больше, это доктор Берд, и правдоподобно, что
вас будет привлекать только он, как равный по образованию. Он ученый,
значит, говорит по-французски, скорее всего и по-итальянски и определенно
по-латыни. Вы как больной попросите от него совета и облегчения. Вы не
станете, конечно, глотать красную глину или красную смородину, чтоб
разыгрывать кровохарканье. Вы просто предложите посчитать у вас пульс после
ужина. В это время у каждого как будто начинается лихорадка. Скажете, что по
ночам не в состоянии смежить глаз. Это объяснит, по какой причине вас можно
застигнуть в любом месте корабля в ночное время и в недреманном состоянии.
Это на случай, если их опыты будут проводиться при свете звезд. Берд,
по-видимому, одержимый, как и другие люди науки. Выдумайте самые
экстравагантные идеи и поделитесь с ним, будто ценнейшей тайной. Может, он
выболтает вам свои заветные секреты. Примите заинтересованный вид, но
создайте впечатление, будто ничего не поняли или поняли очень мало. Тогда он
расскажет все сызнова и получше растолкует. Повторите все им сказанное с
выражением понимания, но при пересказе сделайте ошибки. Пусть же он из
тщеславия исправит ваши неточности, выложит то, что хотел бы утаить. Ни на
чем не настаивайте, только намекайте. Намеки служат для прощупывания душ и
проницания сердец. Вы должны приобрести его доверие. Если он смеется часто,
смейтесь с ним, если он желчен, будьте и вы ко всем неблагосклонны, но
неустанно восхищайтесь его познаниями. Если он холеричен и обижает вас,
переносите обиды, все равно вы-то знаете, что взялись наказывать его еще до
того, как он начал вас обижать. В море все дни долги, все ночи бесконечны, и
ничто так не умиротворяет соскучившегося англичанина, как великие порции
горячительного из тех бочонков, которыми обычно набиты трюмы голландских
кораблей. Вы тоже скажетесь приверженцем этого напитка и будете следить за
тем, чтобы друг пригубливал более вашего. Однажды он может, заподозревавши
неведомо что, обыскать вашу каюту. Поэтому не записывайте никаких
наблюдений. Но можете вести дневник, где будете рассказывать о своих
неурядицах, о Святых заступниках, о Пречистой Деве, о любовнице, которую
отчаиваетесь увидеть, и время от времени в дневнике пусть проскальзывают
отзывы о друге докторе, хвалебные, как о единственном, кто вам приятен из
всего экипажа корабля. Не записывайте его фразы, относящиеся к интересующей
теме, но записывайте афоризмы, не имеет значения какие. Даже самые
наидурацкие. Если он их провозглашал, значит, почитал достойными, и будет
благодарен вам за их запоминание. Конечно, мы не предлагаем вам краткую
инструкцию для тайного информатора. Подобные темы не приличествуют нашему
духовному сану. Вверьтесь собственному светилу, будьте проницательно
благоразумны и благоразумно проницательны, да будет острота вашего взгляда
обратно пропорциональна слухам о ней и прямо пропорциональна вашей
настойчивости".
(с) Умберто Эко, "Остров Накануне", глава 17.